Результаты лечения

  • Home
  • Результаты лечения

Доброкачественные опухоли и другие патологии в голове

Меня мог спасти только робот

Диагноз: Менингиома основания черепа

Георг (63 года), директор компании (имя пациента изменено):

«Внезапно по утрам у меня появилось головокружение, темнело в глазах и все как будто двоилось. Врач назначил обследование, и магнитный резонанс показал менингиому - доброкачественную опухоль, которая разрастается из клеток оболочки мозга. Когда я попал к профессору-нейрохирургу Игорю Аксику, я был морально готов к тому, что мою опухоль прооперируют. Но профессор покрутил головой и сказал, что оперировать нельзя, потому что риск слишком велик – менингиома находится очень близок к стволу мозга. Врач рассказал мне, что в Сигулде планируют открыть Радиохирургический центр, предложил мне подождать и ехать лечиться туда. Также была альтернатива - эту же процедуру, так называемым киберножом, провести в Германии. Я решил, что лучше буду лечиться здесь, в Латвии. Я ждал два месяца и был одним из первых пациентов в Сигулдском радиохирургическом центре. Процедура была абсолютно безболезненной, во время нее я ничего не чувствовал. Единственное, что мне нужно было делать, - спокойно лежать, пока робот работал, мне нельзя было двигаться. Мне понадобилось последовательно провести три таких процедуры. Я продолжал жить своей повседневной жизнью, как будто ничего не случилось. Через полгода я отправился в центр, на проверку - опухоль уже изменила форму. Через год я снова проверился, и тогда размер менингиомы был меньше, чем во время процедуры. Теперь у меня больше нет головокружений, и боль исчезла. Хотя прошло всего два года, кажется, что с моей головой все в порядке, как будто не было никакого лечения».

Комментарий врача

У пациента была обнаружена менингиома у основания черепа, в области ската. Это один из самых опасных и сложных участков черепа в случае хирургической операции. Учитывая размер и положение опухоли рядом с важными нервами и сосудистыми структурами головного мозга, было предложено провести 3 сеанса радиохирургических процедур с роботом CyberKnife. Радиохирургическое лечение пациента прошло без осложнений. После процедуры с CyberKnife состояние пациента постепенно улучшалось. На контроле МР-обследования через полтора года после процедуры лучевой терапии с CyberKnife было обнаружено 15% -ное уменьшение опухоли. В настоящее время состояние пациента хорошее.

Результат лечения менингиомы после 2 лет

Процесс лечения менингиомы

Не нужно было делать отверстие в голове

Диагноз: Невринома нерва левого уха

Астра, 59 лет (имя пациента изменено):

«Сначала появился звон в ушах. Я прошла всех врачей, но причина не была обнаружена. Когда я поняла, что одним ухом слышу хуже, чем другим, опять отправилась к ЛОР-специалисту, который на этот раз рекомендовал сделать магнитный резонанс головы, и было установлено, что на правой стороне слухового нерва - невринома. Я пришла к нейрохирургу, который рассказал мне, что когда опухоль вырастет, нервы будут сдавлены, что может вызвать нарушение движения, опущение одной стороны лица, головную боль. Врач также предупредил о серьезных побочных эффектах, которые могут возникнуть, если прооперировать невриному, и предложил делать операцию, когда опухоль уже настолько вырастет, что модно будет говорить об ухудшении моего состояния. Мысль о том, что в моей голове будет расти что-то непонятное и ждать, что со мной случится, казалась неприемлемой. Я начала искать другие варианты, другие методы лечения. В Интернете нашла информацию, что в Европе в таких случаях применяют кибернож, а затем я обнаружила, что это делают в России и в Украине, и я уже собиралась ехать туда, но вдруг в Интернете наткнулась на информацию о том, что эта процедура также доступна в Латвии. Я поняла, что мне не нужно будет делать дыру в голове, потому что кибернож работает только рентгеновскими лучами, и реабилитация после радиохирургии очень успешна, но все же я была очень напугана. Надо отметить, что сама процедура была безболезненной, а потом не было тошноты или нарушения координации. Прошло два года. Все удалось, как и предполагалось, потому что опухоль была обнаружена относительно рано, и это положительный аспект. В любом случае, теперь я чувствую себя психологически спокойно, потому что знаю, что сделала все, что было возможно. Думаю, что эта процедура станет для многих облегчением, если эта услуга будет финансируема государством или, по крайней мере, включена в медицинскую страховку».

Комментарий врача

В связи с жалобами пациентке проведён MР, который выявил шваному слухового нерва (невринома). В случае опухолей такого типа и размера радиотерапия является одним из стандартных методов лечения. Эффективность лечения: 97-98%, осложнения, включая лицевой паралич, составляют менее 1%. В данном случае пациентка прошла один сеанс радиохирургии с устройством CyberKnife. В течение 12 месяцев после операции пациентка чувствовала себя удовлетворительно, хотя периодически (1-2 раза в месяц) испытывала общую слабость, иногда головную боль, особенно во время смены погоды. Эти симптомы были вызваны отмиранием опухолевых клеток и образованием соединительных тканей. В случае таких симптомов обычно назначают болеутоляющие препараты, а также мочегонные средства, для быстрого выделения продуктов трансформации опухоли из организма. Через год после процедуры с CyberKnife у пациентки было констатировано уменьшение невриномы слухового нерва на 2 мм в диаметре. Головная боль прекратилась.

Результат лечения невриномы после 12 месяцев

Процесс лечения невриномы

Я думал, что будет достаточно операции, но нет

Диагноз: Невринома правого слухового нерва. Состояние после операции (2013). Опухоль продолжает расти (рецидив)

Ренар (46 лет), специалист по продажам в оптовой компании (имя пациента изменено):

«В январе 2013 года, мне была проведена операция невриномы слухового нерва, не прошло и трех лет, и я снова ждал очереди на повторную операцию, потому что невринома выросла почти такой же, как и до операции, но потом подруга жены рассказала мне, что в Сигулде открылся новый Центр радиохирургии, где доступна новейшая в Восточной Европе аппаратура для роботизированной радиохирургии CyberKnife. В первый момент я даже не понял, что это? О чем она говорит? Однако нейрохирург в университетской больнице пояснил, что возможно это мой единственный шанс. Поскольку опухоль расположена, буквально впилась в тройничный нерв и кости основания черепа, поэтому удалить ее полностью невозможно, и через некоторое время она будет продолжать расти. После операции может случиться, что часть лица останется неподвижной навсегда. Не хотелось жить с перекошенным лицом и не чувствовать вкуса пищи. Врач сказал, что те же процедуры проводят в Германии, и если хочу - я могу ехать туда. Расходы будут аналогичными, так как еще добавятся расходы на дорогу и проживание. Я подумал - зачем ехать, у нас тоже работают знающие специалисты, и аппаратура точна такая же. Меня волновало, подойдет ли эта процедура для меня, потому что опухоль была большого размера. Я получил положительный ответ, и хорошо, что родные и друзья помогли собрать необходимую на операцию сумму. К тому же она была значительно меньше, чем в Германии. В результате было выполнено пять процедур радиохирургии с CyberKnife. После этого самочувствие было не самым лучшим, но врачи предупредили, что в моем случае может быть так. Прошло пять месяцев, пока самочувствие снова нормализовалось. Но все можно перенести, если знаешь, что потом станет лучше. Ну вот уже два года я чувствую себя хорошо, продолжаю работать».

Комментарий врача

Радиохирургия с CyberKnife может использоваться после хирургического вмешательства, если опухоль не полностью устранена или в случае рецидива опухоли. В данной ситуации пациенту сначала была частично удалена большая невринома слухового нерва. Как правило, опухоли, размер которых превышает 4 см, не лечат радиохирургически с CyberKnife.

Через три года после операции у пациента констатировали остатки опухоли, что свидетельствует о том, что она продолжает расти. Пациенту были рекомендованы 5 сеансов операции с CyberKnife. Лечение пациента прошло хорошо. Через 12 месяцев было установлено, что опухоль перестала расти и постепенно уменьшается.

Результат лечения невриномы после 12 месяцев

Процесс лечения невриномы

Незаметные герои

Диагноз: Рецидив увеальной (интраокулярной) меланомы

Кристина (38 лет)

Прошло три года после операции меланомы глаза Кристины. Это была впечатляющая дата, потому что это было 29 февраля, что бывает только раз в четыре года. Это было и грандиозное событие, так как Вы и Ваша команда проявили огромную смелость, чтобы принять ответственность и сделать то, что Вы считали правильным. Не могу описать, как мы счастливы и благодарны за то, что Вы сделали. Счастливы, что Вы до сих пор там и продолжаете. Желаем вам всем удачи, оставайтесь сильными в своем совершенстве. СПАСИБО! Не хватит слов описать мою благодарность. Вы – тихие герои, и хочу вам сказать, что люди искренне ценят вас, и, хоть иногда и забывают сказать вам об этом, мы никогда не забываем, какую прекрасную услугу вы оказали и какой прекрасный подарок вы сделали, лишь делая свою работу очень ответственно и с уважением. С наилучшими пожеланиями всей Вашей команде в CyberKnife Sigulda. Любим вас!

Комментарий доктора

В феврале 2016 года в нашем центре пациенту Кристине (35 лет) из Литвы была проведена значительная технически сложная и редкая процедура – радиохирургия рецидива увеальной меланомы. Увеальная, или интраокулярная, меланома – это опухоль, образующаяся в глазнице и растущая из структур глазных тканей. В 2014 году пациентка получила контактную лучевую терапию, или брахитерапию, с рутением, в декабре 2015 года на магнитно-резонансном обследовании был обнаружен рецидив, образование в задней части левого глаза размером ~ 17 мм * 3,5 мм. Пациентке была предложена радикальная операция с удалением левого глаза. От операции пациентка пока отказалась и выбрала терапию CyberKnife. В терапии получила один сеанс облучения. Цель терапии – по возможности дольше сохранять функции и внешний вид глаза. Процедура проведена, используя ретробульбарную иммобилизацию глазного яблока, чтобы расслабить глазную мышцу и уменьшить подвижность глаза. Процедуры прошли без какой-либо боли и осложнений.

Рецидив увеальной (интраокулярной) меланомы

Думала инсульт - оказалось метастазы

Диагноз: рак почек, состояние после нефрэктомии. Метастазы (3) в головной мозг.

Ауримас (53 года), работает в банке в Литве (имя пациента изменено):

«Я попал в больницу с симптомами как при инсульте – нарушение речи и движения. После проведения магнитно-резонансного исследования в моей голове обнаружили две метастазы. Оказывается, они являются результатом рака почек, который я лечил три года назад. Я думал, что полностью вылечился, потому что так сказали врачи после операции на почках. Но нет, болезнь снова дала о себе знать. Нейрохирург рекомендовал операцию, но так как предыдущую перенес тяжело, я решил отказаться. Врачи сказали: если я не хочу делать операцию, то меня может спасти только радиохирургический метод. Было сказано, что такая процедура доступна здесь, в соседней Латвии, в Сигулде, поэтому нет необходимости далеко ехать. Ясно, что я долго не думал. В мае 2016 года я приехал на консультацию. Уже через несколько дней мне провели процедуру, во время которой мне нужно было только лежать в течение 60 минут, пока робот выполнял свою работу. После процедуры я не чувствовал никаких неприятных ощущений. Я ехал домой и думал - произошло ли она на самом деле? Потому что не было ни боли, ни анестезии. А вообще, что-нибудь делали? Прошло почти 2 года, инсульта у меня нет, и метастазы также исчезли, только теперь мне приходится принимать лекарства для предотвращения новых метастазов».

Комментарий врача

У пациента констатированы три метастазы рака почки в головном мозге. Рак почек и меланома дают наиболее устойчивые против радиации метастазы. Облучение головного мозга в этих случаях обычно малоэффективно. Радиохирургия с CyberKnife является эффективным методом лечения в этих случаях, поскольку она обеспечивает высокую дозу облучения. Этот пациент дважды лечился с CyberKnife: в 2016 и 2017 годах. Первый раз было облучено 2 метастазы, которые начали уменьшаться после лечения — это было заметно при МР-исследовании, через 3 и 6 месяцев. Однако при этом исследовании была обнаружена новая метастаза, которая также была обработана радиохирургической системой CyberKnife в 2017 году. В настоящее время состояние пациента удовлетворительное, две небольшие метастазы почти исчезли.

Процесс лечения метастазов

Лечение метастазов рака простаты

В Великобритании меня бы лечить не стали

Диагноз: рак простаты, метастазы в лимфатических узлах, костях, ребрах

Питер из Великобритании, 70 лет (имя пациента изменено): Письмо жены пациента к доктору Марису Межецкому

"Дорогой Марис! Мы более чем довольны лечением, которое получили от Вас. Ваша забота, быстрый ответ на медицинские вопросы и понятное общение были причиной того, что мы выбрали лечение в Латвии, а не в другом месте Восточной Европы, в ситуации, когда мы не могли позволить себе лечение в Соединенном Королевстве (Великобритания). Вы были великолепны, всегда быстро и эффективно реагировали в любой ситуации, и мы поняли, насколько вы готовы посвятить все свое время работе. Вы должны очень гордиться работой, которую вы делаете, и Вам не нужно извиняться за технические проблемы, возникшие во время нашего лечения. Ваша медицинская команда великолепна, Ваша доброжелательная манера общения и наше доверие к Вам, стали причиной, почему мы вернулись к Вам для дальнейшего лечения. Мы считаем, что наша проблема, заключается в том, что за каждым большим врачом в Великобритании стоит высококвалифицированный медицинский секретарь, который дорогого стоит, потому что он на высшем уровне занимается всеми вопросами планирования, и гарантирует, чтобы все работало как часовой механизм - равномерно и своевременно. В этом плане Сигулда определенно нуждается в доработке. Кажется, Вы не получаете достаточной поддержки от остальной части персонала, и Вам приходится решать проблемы, с которыми Вам, как врачу, не следовало бы иметь дела. Обратившись к Вам, мы знаем, что Вы ответите и разрешите все вопросы, но у Вас должна была бы быть эффективная помощница, которая уменьшит Вашу рабочую нагрузку при решении технических вопросов. Вы упомянули, что директор клиники хочет расширить сферу деятельности и лечить новых клиентов из других стран. Для этого ваша команда поддержки должна быть более мощной, особенно для того, чтобы справляться с растущим числом клиентов. Вторая проблема заключается в манипуляциях, необходимых для подготовки лечения: сканирование компьютерной томографии, которое теперь выполняется в Сигулде, экономит как наше время, так и время врача. Тем не менее, магнитный резонанс (МР) приходится делать в Риге, что кажется неправильным, потому что не удобно ездить в Ригу и обратно. Мы знаем, что эти устройства очень дороги, но было бы разумно, если бы MР обследование было доступно в Сигулде. Тогда все обследования было бы можно сделать на месте.Как мы уже упоминали, основная проблема заключается в том, что люди в Великобритании не знают о методе лечения CyberKnife. Он не оплачивается Национальной службой здравоохранения (NHS). Поэтому онкологи из NHS не говорят об этом пациентам, так как нет ничего хуже новостей о том, что лечение возможно, но оно не является финансово доступным для большинства людей в Великобритании. Единственная причина, по которой мы узнали о CyberKnife и (PET / CT), — это лечащий хирург Питера, который сообщил ему об этом варианте лечения, и только потому, что он работает в больнице Бирмингемского университета, одной из немногих больниц NHS, в которой доступен аппарат CyberKnife. Главной причиной нашего приезда к Вам явилось то, что (в конце 2016 года) было прекращено финансирование лечения с CyberKnife, и то что оно не применялось в таких областях, как рак мозга. С тех пор лечение CyberKnife доступно только пациентам с частной медицинской страховкой, поэтому Питеру пришлось отменить лечение на нескольких недель. Проблема рака простаты обычно диагностируется у мужчин, ушедших на пенсию. В большинстве случаев, чтобы снизить затраты, они отказываются от своего частного медицинского страхования, когда уходят на пенсию. Поэтому лечение CyberKnife в Соединенном Королевстве для них недоступно. Нам было ясно, что Питер нуждается в лечении с помощью CyberKnife, но мы больше не можем получить его от NHS, и мы не можем позволить себе это в Соединенном Королевстве. Мы начали искать страны, где мы могли бы это себе позволить. Так началось наше путешествие в Латвию, но мы были исключением. Если вы являетесь пациентом в Великобритании и отправляетесь прямо к онкологу, врачи не расскажут вам о лечении, которое они не могут предложить, потому что это только заставит людей волноваться. Существует большая проблема, что почти в каждой стране есть CyberKnife, но большинство людей в стране не могут позволить себе получить лечение. Мы не уверенны, но, по-видимому, стоимость лечения в Латвии является доступной для нас, но не для большинства латвийских жителей и это очень неправильно. Еще раз спасибо за лечение, и мы надеемся, что все технические проблемы и неудобства могут быть решены, потому что мы готовы рекомендовать Вас всем, кто планирует лечиться в вашей клинике. Мы желаем Вам отличных выходных и приятного отдыха, потому что вы это заслужили.

С уважением, Питер и Мэри"

Процесс лечения рака предстательной железы

5 дней вместо 30

Диагноз: Рак предстательной железы с низким уровнем риска

Оскар, 65 лет (имя пациента изменено):

Мне 65 лет, и я всегда считал, что у меня хорошее здоровье. С юности я вел здоровый образ жизни, и я все еще работаю. Единственное, что меня беспокоило – ночью приходилось просыпаться несколько раз, чтобы пойти в туалет. Иногда это мешало, но все остальные функции, похоже, были в порядке. Кроме того, год назад я подписался на посещение уролога. Во время исследования мой лечащий врач обнаружил увеличенную простату, а также то, что уровень простатического специфического антигена (ПСА) увеличился от 5 до 11. Врач упомянул, что для выяснения диагноза необходимо провести биопсию простаты. В одном из образцов обнаружили несколько раковых клеток, что свидетельствовало о раке предстательной железы на ранней стадии. Он полностью объяснил мне и моей жене результаты обследования, возможные методы лечения и возможные осложнения. Мне предложили операцию на предстательной железе. К сожалению, из-за ожидаемых побочных эффектов, о которых я прочитал в рассказах других пациентов, я решил отказаться от предлагаемого лечения. По истечении шести месяцев я еще раз отправился к урологу, потому что уровень ПСА все еще был высоким, поэтому уролог предложил провести лучевую терапию. Традиционная лучевая терапия длится шесть недель, но из-за графика работы у меня не было возможности пройти такое лечение, и сама болезнь, как сказал врач, была на ранней стадии. Уролог сообщил о возможности использования новой и прогрессивной радиохирургической технологии CyberKnife, которую можно было использовать в моем случае, и отправил меня на консультацию в Центр радиологической хирургии в Сигулде. Вместо тридцати сеансов, в Сигулде мне было назначено только пять сеансов радиотерапии с системой CyberKnife. Как и планировалось, я прошел процедуры три месяца назад.Процесс лечения стал для меня настоящим сюрпризом. Профессионализм, техническая компетентность, а также забота и внимание персонала были на уровне. Процедуры были запланированы в удобное для меня время, во второй половине дня, учитывая мой график работы. Они полностью соответствовали моему обычному распорядку дня. И, честно говоря, я не чувствовал никакого дискомфорта. Конечно, еще рано говорить о том, что рак полностью исчез. Врачи сказали, мы сможем добиться ясности в отношении стабилизации процесса, только через некоторое время. Кроме того, побочные эффекты, о которых говорил уролог, не появлялись не во время лечения, не после него. Кажется, что все работает нормально, а уровень ПСА, во время первого контроля через месяц, немного снизился. Как во время лечения, так и после, я старательно выполнял рекомендации врача Центра радиохирургии, поэтому каждый из нас выполнил свою часть работы. Пациентам с урологическими проблемами и диагнозом рак предстательной железы, как у меня, могу порекомендовать обратиться для консультации и лечения в Сигулду. Персонал Центра компетентен, и лечение CyberKnife проводилось так, как обещали во время консультации. Большое спасибо медицинскому персоналу за отличный уход и уютную, почти домашнюю атмосферу в Радиохирургическом центре Сигулды. Я благодарен им всем, и мое единственное желание - чтобы люди с подобными моим проблемами, имели возможность приехать в Сигулду и лечиться с CyberKnife. Они не будут разочарованы, что приняли такое решение.

Комментарий врача

Пациенту был поставлен диагноз: опухоль с низким риском рецидива и метастазов, но она прогрессировала, постепенно увеличивая уровень ПСА в крови. В этих случаях оправдано радикальное лечение, а радиохирургия демонстрирует очень высокую эффективность - контроль в течение 5 лет - 97,3% случаев, контроль в течение 10 лет - 93% случаев. Кроме того, рецидивы в месте лечения (простате)встречаются только в 2% случаев. Пациенты испытывали лишь незначительные побочные эффекты после проведения терапии, которые исчезали в течение нескольких недель после лечения, что позволяло им продолжать жить так, как до проведения процедуры.

Процесс лечения рака предстательной железы

Лечение солитарных метастазов рака почек

Как вера в свои силы, кибернож и физиотерапия подняли меня на ноги.

Диагноз: рак почки с метастазами в 10. грудном позвонке.

Виктор, 68 лет (имя пациента изменено):

Рак почек у меня был обнаружен случайно в 2015 году. Когда я работал в России, я встречался со знакомым доктором, и она спросила меня: «Когда вы последний раз были у врача?» Я сказал, что 20 лет назад, и заметил: чем меньше я обращаюсь к врачам, тем меньше болею. Она предложила обследовать меня, проведя сонографию. Во время обследования врач заметила, что ей не нравится то, что она видит. Она сразу организовала мне консультацию у профессора. Зашел и мне говорят, что это рак почки. Откуда? Не понятно. Симптомов вообще не было. Не знаю, я часто ездил в командировки, известно, какое питание в командировках, да и сон нарушен.Других хронических заболеваний у меня нет. Я занимаюсь пляжным волейболом, теннисом, плавал в море по 2-3 км. Без перерыва я мог играть в волейбол в течение 3-4 часов. После этого давление было 120/60. И вдруг все. Я не знаю, откуда появился рак. Я всегда был оптимистом, таким живчиком, а потом, как сне с ясного неба. Такой же неожиданностью это стало для семьи. Сразу же я приехал в Латвию, чтобы провести операцию в Гайлезерсе. Осенью 2015 года мне удалили правую почку. Врачи сказали, что все в порядке, рак был обнаружен на ранней стадии. Никакой дополнительной терапии не требуется, только нужно контролировать анализ крови. Контролировал, все было в порядке. Однако выяснилось, что болезнь продолжается. В октябре 2016 года я поехал к своим друзьям в Смоленск и почувствовал, что у меня болит спина. Я знаю, что у меня остеохондроз поясничного отдела (по-медицински правильнее - спондилез), поэтому, как обычно, в таких случаях я использовал обезболивающую мазь. Сначала боль прошла. Однако становилось все хуже и хуже, пока ноги не стали отказывать. Я больше не мог ходить по комнате. Меня положили в больницу в России. Врачи спрашивали, на что жалуюсь? Я сказал, что у меня есть поясничный остеохондроз (спондилез). Мне сделали магнитно-резонансную томографию поясничного отдела, ничего не обнаружили, но становилось все хуже. Затем решили провести обследование всего позвоночника и обнаружили, что у меня метастазы опухолей в десятом позвонке, а также вокруг спинного мозга. Таким образом, спинной мозг был захвачен раком. Только тогда я понял, что рак почки может вызвать метастазы непосредственно на позвоночник. Российские врачи назначили лучевую терапию позвоночника. Меня лечили в течение нескольких недель, но улучшения не было, становилось только хуже. 28 декабря меня полупарализованного, лежачего выписали из больницы домой.Мои друзья и знакомые пытались помочь мне. Они отправили результаты магнитного резонанса в несколько клиник. Отозвались из Минска, сказали: «Привозите, что-нибудь попробуем сделать». В начале января меня перевели в Минскую клинику, провели операцию по удалению метастазов. Однако это удалось лишь частично - удалили из позвонка, но не из спинного мозга, так как началось сильное кровотечение. Зашили и сказали, что нужно было бы провести лучевую терапию, но, поскольку я уже получил ее в России, повторять не имеет смысла. В Минске мне рассказали, что в Латвии в Сигулдской больнице есть радиохирургия последнего поколения – так называемый кибернож, которая облучает опухоль более точно и не повреждает окружающие ткани, по сравнению с классической лучевой терапией. Минские врачи знали об этой возможности, так как во время конференции встречались со специалистами из Латвии. Но я сам из Латвии! Конечно, я решил обратиться туда. Доктора связались друг с другом и согласовали время визита. Из Беларуси меня привезли на микроавтобусе в Сигулду Могу сказать, что на ноги меня поставили вера в свои силы, кибернож и физиотерапия.

Комментарий врача

В 2015 году пациенту был поставлен диагноз рак почки. Была назначена операция – нефриктомия (была удалена поврежденная почка), с последующим наблюдением у онколога. Другие методы лечения назначены не были. В конце 2016 года пациент ощутил слабость в ногах. Было назначено обследование позвоночника - МРТ, во время которого были обнаружены метастазы в 10 грудном позвонке. Слабость в ногах заметно прогрессировала. Больному предложили провести традиционную лучевую терапию с линейным ускорителем в Центре онкологии, но после нескольких сеансов состояния больного значительно ухудшилось, и больной не мог пошевелить ногами. Развилась нижняя параплегия. Лучевая терапия была прервана. Экстренно была проведена операция декомпрессионная ламиэктомия, чтобы освободить спинной мозг от сдавливания. К сожалению, полностью удалить метастаз не удалось, потому что началось кровотечение. Движение ног было немного восстановлено. Но послеоперационные обследования подтвердили наличие метастаза. Это означало, что метастаз еще сжимает спинной мозг.Затем было предложено провести радиохирургию с помощью Cyberknife M6, чтобы уничтожить остатки метастаза в 10-м грудном позвонке. Назначено 3 сеанса. После радиохирургии состояние пациента значительно улучшилось, после чего последовал курс реабилитации в больнице Сигулды. Пациент восстановил способность передвигаться. Конечно, чтобы усилить позвоночник, через полгода предложена еще одна операция. Во время операции полностью удалили поврежденный позвонок, заменив его фиксирующей системой. Во время гистологического исследования было констатировано, что удаленном позвонке больше не было «живых» опухолевых клеток (отличный результат после радиохирургии с Cyberknife M6). Пациент так же обратился к онкологу-химиотерапевту, была назначена химиотерапия, чтобы предотвратить прогрессирование заболевания и появление новых метастазов

Процесс лечения рака предстательной железы

Казалось бы пустяк, или проблема размером с каштан

Диагноз: Олигометастатический рак простаты.

Андрис (62 года), инженер в области ИТ (имя пациента изменено):

Рак простаты у меня диагностировали весной 2013 года. Поскольку по месту работы мне предлагается медицинская страховка, раз в год прохожу, так сказать, «технический осмотр», в том числе сдавал анализ крови на Простат-специфический антиген (ПСА) пациентам после 55 лет по рекомендации семейного врача. До 2013 года все было в порядке, весной 2013 года ПСА немного превысил норму. Не было никаких выраженных симптомов, единственное - стал чаще ходить в туалет ночью, но я не воспринимал это как что-то серьезное. На консультации у уролога, была сделана биопсия простаты и обнаружен рак - к сожалению, сбылся худший сценарий, который я мог себе представить.

В то время врачи мне сказали, что, если рак простаты обнаружен в самом начале, тогда прогноз хороший, и он полностью излечим. По словам самого пациента - проблема размером с каштан.

Получилось, что не совсем.

[read more="читать больше..." less=""]

В первоначальном диагнозе врачи указали II стадию. В июле 2013 года была проведена операция. В октябре сделали ПСА контроль, все было в порядке, очень хороший показатель, врач сказал - похоже, что с этим делом справимся. К сожалению, через год ПСА снова начал расти. Меня отправили на лучевую терапию, в общей сложности прошёл 30 сеансов облучения всей области таза. Сильно выраженные побочные явления - усилились геморроиды. Предупредили, что будет тошнить, но ничего подобного не было. Я довольно тренирован, организм крепкий, занимаюсь велокроссом и велотуризмом. Весной того года я проехал почти 1000 км по горам Испании.

После лучевой терапии показатель ПСА снова упал, но не так много, как в начале операции. Через год ПСА снова поднялся. Врачи приняли решение о дальнейшей тактике - поскольку уровень облучения уже превышен, то следующим шагом является гормональная терапия.

Прежде чем сделать этот шаг, я поинтересовался, какие варианты лечения есть ещё. Хотелось отложить финансируемую государством гормональную терапию и начать её как можно позже, потому что, по мнению экспертов, к ней рано или поздно сформируется резистентность, к тому же наблюдаются побочные эффекты - увеличение веса, снижение мышечной массы. По собственной инициативе решил попробовать новые технологии, которые только что прибыли в Латвию – ПЭТ, или позитронно-эмиссионную томографию и CyberKnife, или кибернож в Центре радиохирургии Сигулдской больницы, о которых я узнал из прессы. До сих пор я так и не начинал гормональную терапию, хотя уже были назначены сроки её проведения.

Мой случай рассмотрел врач Центра радиохирургии Сигулдской больницы д-р Марис Межецкис и предложил начать с ПЭТ-обследования. Обследование выявило 3 метастаза рака в области таза - вблизи крупных сосудов, а также около мочевого пузыря.

С заключением ПЭТ я ознакомил своего лечащего врача и спросил, не нужны ли какие-либо корректировки в традиционной схеме лечения при использовании этой новой технологии. Вывод был по-прежнему таким, что необходима гормональная терапия, а также химиотерапия, которую надо начать как можно скорее. Со стороны врачей - ни слова о новых возможностях. Я понял, что консилиум следует соответствующим директивам, так называемому «золотому» стандарту, и не рискует рекомендовать мне новые методы лечения.

Решил попробовать современные радиохирургические технологии, потому что гормональную терапию я смогу начать в любое время.

В январе 2017 года вместе с врачом Центра радиационной хирургии Сигулды доктором Межецким мы спланировали ход лечения и необходимые подготовительные действия. Перед процедурой в очаги опухолей были помещены специальные золотые маркеры. Мне не было больно, немного неприятно. Теперь у меня в животе золото, потому что позолотили 2 из 3 точек. Третья точка была скоординирована по костям позвоночника. К тому же, чтобы во время процедуры, были видны очаги опухоли, мне сделали компьютерную томографию и магнитный резонанс, изготовили вакуумный мешок, который вовремя радиохирургии, держал бы меня в нужной позе.

Всего в Центре радиохирургии Сигулды было проведено 6 сеансов за полторы недели. Мой случай был особенным, потому что у меня протез бедра, который не позволял одновременно облучать все 3 метастаза. Сначала, за 3 сеанса, были облучены первые два очага, а затем, отрегулировав другое позиционирование, ещё 3 сеанса облучили оставшийся очаг опухоли. Если бы не было протеза бедра, хватило бы 3 сеансов, облучая сразу все 3 метастаза. Это был мой индивидуальный случай.

Я отправился в Сигулду в конце рабочего дня. Это была 40-минутная процедура, во время которой нужно было спокойно лежать. Атмосфера была приятной: медсестры очень вежливые, руководство центра отзывчивое. Сама процедура - в то время пока современные технологии делают свою работу, на фоне этого поют птички, звучит музыка, у потолка цветет яблоня. Конечно, это сильно отличается от университетской больницы, где и оборудование то не слишком свежее.

После процедуры я сразу сел за руль и сам поехал обратно в Ригу, и у меня не было никаких побочных эффектов и ограничений. Не было ни головокружения, ничего подобного. Еще один нюанс - во время процедуры необходимо было иметь полный мочевой пузырь, тогда киберножу лучше видно и легче подобраться к очагам опухолей. Нужно было манипулировать с напитками - в определенное время перед процедурой надо выпить необходимый объем жидкости. В первый раз это было не просто, но потом я к этому привык.

Могу сказать, что восстановление после хирургической операции в больнице было гораздо более продолжительным. В тот раз я провел две недели в больнице, а затем еще месяц у меня стоял катетер мочевого пузыря, потому что после удаления простаты одна из двух запорных мышц пропала, в итоге пришлось долго ходить с катетером, и это было неприятно. При этом лучевая терапия была очень долгой - 30 сеансов, 30 дней подряд.

Оглядываясь назад, возникает вопрос, что с самого начала, когда опухоль локализована только в простате, ведь можно было бы начать с современных технологий и избежать хирургической операции. К сожалению, тогда эти технологии в Латвии были недоступны.

Сейчас чувствую себя очень хорошо, мне 63 года, и я недавно вышел на пенсию. Кажется, что вся жизнь впереди, и не хочется думать о болезни. Перед процедурой, я размышлял - будет ли польза от современных технологий или опустив голову, мне придётся вернуться к операционному врачу и начать гормональную терапию. Но я надеюсь, что все будет хорошо. Теперь, через три месяца после процедуры радиохирургии, мой показатель ПСА упал с 7,3 до 1,3. Через восемь месяцев после лечения ПСА снизился до 0,3. Таким образом, похоже, что все работает. 3 сентября я принял участие в велопробеге Vienības. Впереди - поездка в Испанию. Потом увидим, помогут мне современные технологии или нет. Надеюсь, что все будет хорошо!

[/read]

Комментарий врача

Пациент - 63-летний мужчина, у которого был обнаружен рак простаты в 2013 году. В Университетской больнице ему была проведена хирургическая операция - простатэктомия. К сожалению, через год после удаления простаты, уровень ПСА в крови начал повышаться, и пациенту была назначена конвенциональная лучевая терапия с 30 сеансами облучения так называемой простатической ложи, поскольку предполагалось, что рецидив находится именно там.

Когда анализ снова показал повышенный уровень ПСА, пациент по собственной инициативе обратился к нам в Центр радиохирургии Сигулдской больнице в поисках других вариантов лечения. Мы провели пациенту ПЭТ / КТ обследование. С помощью ПЭТ / КТ мы обнаружили у пациента три метастаза в лимфатических узлах таза - один между аортой и позвоночником, другой, где аорта разделяется на две артерии таза, а третий - в передней части мочевого пузыря. Первоначально мы планировали оперировать два метастаза в лимфатических узлах таза хирургически и только один метастаз в задней части позвоночника облучать. Если метастаз находится рядом с позвоночником, CyberKnife очень хорошо его отслеживает, и для точной радиохирургии не требуется введения внешних маркеров. Ведь, хирург отказался оперировать, указывая на то, что метастазы лимфатических узлов таза скорее всего не будут точно обнаружены и что существует риск серьезного повреждения кровеносных сосудов. Мы решили разместить маркеры и киберножом добраться до всех трех метастазов.

В случае с конкретным пациентом возникла еще одна проблема: у пациента был протез бедра, что потребовало приспособить технологию. Лучи, которыми мы контролируем положение пациента, падают под углом 45 градусов, и оказалось, что когда пациент лежит на спине очаг находится в месте, где протез бедра пациента располагается перед лучом. Следовательно, составление плана и всё лечение были адаптированы к конкретному пациенту.

В случае олигометастазов, наша тактика, основанная на клинических исследованиях, такова: через три месяца мы проводим анализ ПСА, смотрим, есть ли изменения. Через шесть месяцев повторяем анализ ПСА и, при необходимости, делаем ПЭТ / КТ, чтобы убедиться, что очаги, которые облучались неактивны, и не появился новый очаг.

Первым, самым простым показателем является анализ крови на ПСА. Если этот уровень снизился или даже равен 0, то лечение является эффективным. Если уровень ПСА не падает, то через полгода можно повторно выполнить ПЭТ / КТ обследование и проверить, сохранилась ли активность опухоли на том же месте и, следовательно, опухолевые клетки реагировали не полностью, или же образовался новый очаг.

Также и у конкретного пациента, результат оценивался через три месяца. Уровень ПСА у него снизился с 7,3 до 1,3. Через восемь месяцев после лечения он стал всего 0,3.

Сам по себе, метод лечения является локальным: с помощью CyberKnife облучают только те очаги, которые на тот момент видны как в самой простате, так и в том месте, где они образовались. Это не исключает циркуляцию клеток опухоли в крови, поэтому теоретически они могут проникать в новое место. Преимущество метода заключается в том, что процедуру радиохирургии можно повторить.

Процесс лечения рака предстательной железы

Лечение метастазов рака почек

Быстро и безболезненно - рак можно лечить с помощью киберножа!

Диагноз: рак почки, метастазы в легком и головном мозге.

Анна, 58 лет (имя пациентки изменено):

В 2013 году обнаружили опухоль в правой почке – карцинома светлых клеток - пришлось удалить эту почку. Врач заверил, что в будущем все будет хорошо, только один раз в год необходимо проводить обследование. Весной 2015 года я прошла все необходимые исследования, а в августе у меня начался кашель - сухой, непрекращающийся и непроходящий. Я обратилась к пульмонологу, который сразу же направил на рентген и компьютерную томографию. К сожалению, оказалось, что в легких два новообразования. Меня направили для дальнейшего исследования в Центр туберкулеза и заболеваний легких. Одно образование было в верхней доле легкого, другая - в средней части лёгкого, куда доступ практически невозможен. Мне предложили два решения - наблюдать за развитием или удалить хотя бы одну доступную опухоль.

В октябре мне сделали операцию и выяснили, что это за опухоль – она оказалась злокачественной: метастаз карценомы светлых клеток почки. Врачи автоматически предположили, что образование в середине легких такое же по своей природе. Добраться к опухоли было невозможно, облучить или применить традиционную химиотерапию тоже. Позже, онколог выписал рецепт на лекарство, которое мне нужно принимать в дальнейшем. Оказалось, что это та же химиотерапия, только в таблетках. Я принимала по одной таблетке в день, поначалу казалось: все в порядке. Но на пятый день, выпив теплый чай, во рту появилось ощущение, что я выпила кипяток. Это был первый из бесчисленных побочных эффектов: артериальное давление прыгало, постоянная диарея, кровотечение ... Из-за этих побочных эффектов я попала в больницу, где назначили лечение. Мой лечащий врач выписала альтернативные медикаменты, к сожалению, и они вызвали побочные эффекты:

диарея, которая не проходила; вздутие живота, чрезвычайно высокое кровяное давление. Кроме того, ухудшилось зрение, выпали волосы, были слабость, боль в области сердца. Поскольку мне было так плохо, начала интересоваться другими вариантами лечения. Но никто не мог предложить такую возможность. Вскоре после этого я прошла еще одну компьютерную томографию, где обнаружили, что в легких появилось новое образование ... В этот момент отчаяние, казалось, больше нет никакой надежды. В журнале «IEVA» я прочитал статью: «Если бы в прошлом кто-то сказал, что пучок точно направленных лучей может избавить от опухоли в голове, это прозвучало бы как научная фантастика». Это был первый раз, когда я услышал о так называемом киберноже. А через месяц я прочитала о нем в журнале «Ievas Veselība». Сразу же я связалась с врачом рентгенологом в Сигулде Марисом Межецким и договорилась о встрече. Выслушав мою историю, врач рекомендовал провести дополнительные исследования - например, позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ) в Центре ядерной медицины и компьютерную томографию. К счастью, исследования показали, что вторая опухоль не была злокачественной. Но оставалась надежда на то, что злокачественное новообразование удастся ликвидировать при помощи киберножа.

Перед самой процедурой провели небольшую подготовку - разместили маркеры вблизи опухоли. Это маленькие, микроскопические спирали из золота, которые остаются в теле. И расположили вокруг опухоли во время бронхоскопии, которую провели под наркозом. Перед процедурой мне надели жилет, на котором было прикреплено устройство, которое позволяет аппарату подстроится под ритм моего дыхания. Меня положили в мешок – форму. Мне надо было лежать неподвижно, а если начинался кашель, я поднимала правую руку, и врачи приходили ко мне на помощь. Робот приспосабливался к дыханию, чтобы поймать правильный угол, а затем «стрелял в опухоль». «Выстрелы» вообще не чувствовались. После процедур я могла спокойно подняться, не было никакого головокружения.

[/read]

Комментарий доктора

У пациентки диагностировали олигометастазы рака почки и провели комбинированную терапию - выполняли резекцию сегмента легкого и фракционированное радиохирургическое лечение еще одной метастазы. К сожалению, у пациентки наблюдалась выраженная непереносимость к препаратам химиотерапии используемых при лечении опухолей почек, поэтому радиохирургический метод лечения - единственный, который мог задержать прогрессирование опухоли. К сожалению, без использования дополнительной химиотерапии вероятность появления новых метастазов значительно повышается, и пациентке через некоторое время пришлось провести лечение 3-х отдельных очагов в голове. Однако терапия была эффективной, с относительно небольшими побочными эффектами, что позволило пациентке жить дальше.

В легком метастаза рака почек процесс лечения

Nieru vēža metastāzes plaušā ārstēšanas rezultāts pēc 6 mēn.

2018 - © Consilium Veritas